Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов


Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов
Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов



Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Нефтедоллары внесли свои особенности в жизнь зарабатывающих мужчин и окружающих их женщин. Особенно в Москве

http:// chaskor.ru

// chaskor.ru

Благодаря удачной мировой конъюнктуре последние 15 лет доходы позволяли обеспечить достойную жизнь в столице не только себе и своей семье: жене, детям и собаке, но и содержать на стороне хорошенькую студентку, секретаршу, покровительствовать начинающей актрисе, певице, дизайнеру или даже завести вторую семью. Некоторые, более бережливые, привозили любовниц из российской провинции в надежде сэкономить на запросах. Об алчности москвичек, особенно лимитчиц из СНГ ходят легенды в стиле «еб»ть и грабить», а девушка из Барнаула, еще не успев развратиться столичными нравами, может год, а то и два прожить в Москве на 100-150 тыс. руб. в месяц.

Однако при нынешней экономической ситуации эти легкие «нефтяные» деньги уходят так же быстро, как и приходят. И вот уже еле-еле хватает, чтобы закрыть ипотеку, взятую на квартиру для девятнадцатилетнего сына или перекредитовать компанию. Мужчины как никогда задумались об оптимизации расходов. И жизнь московских содержанок уже никогда не будет прежней.

Главный макроэкономический тренд — инфляция — начал сказываться на привычной модели потребления

Повышение цен, например, на одежду, происходит не мгновенно, не исключено, что уже после сезона скидок в январе вешалки многих московских магазинов, работающих с импортом, опустеют: по новым ценам законные жены в целях экономии семейного бюджета не станут покупать люксовые товары, и бизнес перестанет с ними работать. Тогда где брать модные шмотки любовницам, если поток новых коллекций вожделенных брендов, тоннами приходивший в ЦУМ, ГУМ и Столешников иссякнет?

.

Запись опубликована автором в рубрике , , , с метками , , , .

Сергей Мостовщиков. Почему у женщин нет ни стыда, ни совести, ни мозгов?

open.az

open.az

Всякому приличному мужчине, к сожалению, следует время от времени думать о женщинах. А то он покроется прыщами, и у него от напряжения лопнут глаза. Такой мужчина довольно скоро станет неприятным и со временем умрет, оставив в наследство потомкам пачку недоеденных витаминов, коллекцию марок и пластмассовую расческу.

Поэтому остальным мужчинам следует периодически, до нескольких раз в месяц, думать о женщинах. Это может принести им облегчение, хотя, честно сказать, недолгое. Дело в том, что думать о женщинах неприятно. Едва только взявшись за это занятие, всякий мужчина понимает: у женщин нет мозгов, стыда и совести. А кому такое понравится? Впору собирать марки и есть витамины.

Многие спрашивают в этой связи: как быть? Отвечаю: никак. Спасения нет. Летальный исход неизбежен. У женщин действительно нет ни мозгов, ни стыда, ни совести, поскольку они им не нужны. Наблюдения за женщинами показывают: в течение всей своей жизни они делают всего несколько вещей. А именно: маникюр и звонок по телефону с вопросом «Ты где?». Все остальное – истерики и критические дни. Для этого, конечно, ни стыда, ни совести не требуется. Не говоря уж о мозгах.

Едва родившись, любая женщина сразу закатывает истерику. Она кричит как полоумная, воет как белуга. Люди носят ее на руках, сюсюкают, пуськают, тетехают и тютитюкают. А она знай себе орет как ненормальная. Глаза навыкате, руки дрожат: а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! А-а-а-а-а-а-а-а-! Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! Подите все от меня-а-а-а-а-а! Ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Устав кричать, женщина начинает делать себе маникюр. Это единственное занятие, которое может отвлечь ее от истерики. Если женщина не кричит и не делает маникюр, значит, она выщипывает брови. В среднем, женщина тратит на маникюр семнадцать лет, восемь месяцев, три дня, сорок семь минут и двадцать секунд своей жизни. Остальное время она кричит и выщипывает себе брови.

Трудность, однако, в том, что жизнь сложнее и дольше. Поэтому женщине приходится худеть и толстеть. Нет ни одного существа на белом свете, которое могло бы худеть и толстеть. Цветы – пахнут, деревья – гнутся, птички – свистят, солнце – светит. Женщина же постоянно худеет и толстеет, и это доводит ее до исступления. Она говорит:

– Господи, кажется, я потолстела. – И закатывает истерику.

Когда вы пытаетесь успокоить женщину и говорите, что она вовсе не потолстела, а даже как-то похудела, она говорит:

– Господи, как же я похудела! Смотреть не на что! – И закатывает истерику.

Запись опубликована автором в рубрике , , , , , , , с метками .

Околонаучный юмор

Джон фон Нейман, ru.wikipedia.org

Как-то раз инженеры-ракетчики обратились за консультацией к американскому математику Джону фон Нейману (1903-1957), но тот отмахнулся от них:

— Я разработал полную математическую теорию ракет. Возьмите мою работу 1952 года, и вы найдёте в ней абсолютно всё, что вас интересует.

Специалисты засели за проектирование, послушно следуя выводам теории фон Неймана. Как же были они возмущены, когда при запуске ракета взорвалась и разлетелась на куски!

— Мы точно выполнили все ваши рекомендации, и вот результат… В чём дело? — подступились они к Нейману.

— То, о чём вы говорите, — невозмутимо ответил маститый учёный, — относится уже к теории сильного взрыва. Я рассмотрел её в своей работе 1954 года. В ней вы найдёте абсолютно всё, что вас интересует…

СПРАВКА: 

Джон фон Не́йман (англ. John von Neumann; или Иоганн фон Нейман, нем. Johann von Neumann; при рождении Я́нош Ла́йош Нейман, венг. Neumann János Lajos, 28 декабря 1903, Будапешт — 8 февраля 1957, Вашингтон) — венгеро-американский математик еврейского происхождения, сделавший важный вклад в квантовую физику, квантовую логику, функциональный анализ, теорию множеств, информатику, экономику и другие отрасли науки.

Наиболее известен как праотец современной архитектуры компьютеров (так называемая архитектура фон Неймана), применением теории операторов к квантовой механике (алгебра фон Неймана), а также как участник Манхэттенского проекта и как создатель теории игр и концепции клеточных автоматов.

Запись опубликована автором в рубрике , , , с метками , .

Мышление у больных шизофренией нарушается по другому принципу – они совершают обобщения по каким-то неявным признакам. Рисунок больного шизофренией (www.ng.ru)

Ежегодно официально за психиатрической помощью в России обращаются 8 млн. граждан. 3% населения страдают депрессией и 1% – шизофренией. В соседнем Китае ситуация еще более напряженная: шизотипические расстройства встречаются у более чем 4 млн. китайцев. И при этом до сих пор нет удовлетворительного, общепринятого всеми учеными и медиками определения, что же такое шизофрения. Именно поэтому так ценны любые новые исследования, приближающие нас к разгадке тайн этого психического недуга. Тем более если это исследование носит очень неожиданный характер – «Нарушения чувства юмора при шизофрении и аффективных расстройствах». Такая работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ им. М.В.Ломоносова. Об этом – беседа с автором исследования кандидатом психологических наук Аленой Ивановой.

– Алена Михайловна, а из какого определения шизофренических расстройств исходили вы, приступая к изучению такой интригующей темы, как «Нарушения чувства юмора при шизофрении и аффективных расстройствах»?

– Очень характерно, что первый вопрос, который вы мне задали, касается не того, что такое юмор, а что такое шизофрения. Это очень показательно: что про юмор спрашивать – и так все понятно! У каждого по поводу юмора есть свое собственное представление.

– А разве не так?

– Действительно, каждый уважающий себя философ, начиная с античных времен, что-нибудь про юмор да сказал. Традиционно принято изучать юмор в лингвистике, литературе. А вот экспериментальная наука заинтересовалась юмором относительно недавно. Это относится не только к психологии, но и, например, к прикладной лингвистике, или исследованиям искусственного интеллекта. Комическое, юмор постепенно выделяется в самостоятельный предмет изучения, о чем свидетельствует появление тематических ассоциаций, таких как Американская ассоциация по изучению юмора (American Humor Studies Association) и Международное общество изучения юмора (International Society for Humor Studies).

Запись опубликована автором в рубрике , , , , с метками , , , .

Смех рождается и существует в зоне контакта: личностей и социальных групп, культур и эпох, центра и маргиналий.

Такую же зону контакта представляет собой теория комического, объединяющая сферы широкого ряда наук и высвечивающая различные уровни смешного — от языковой игры до глобальных философских построений. Каждый из этих уровней обладает собственной логикой и способностью выстраивать уникальные ассоциации и образцы смешного. При этом предложенные модели не замкнуты и не дискретны: переплетаясь между собой, уточняя друг друга, они образуют сложную, но цельную систему.

Начинать изучение смеха проще с чистого листа: любая авторитетная концепция комического — Аристотеля, Артура Шопенгауэра, Анри Бергсона, Михаила Бахтина — выводит на широкий проторенный путь, где почти каждый перекресток и поворот снабжены указателем и где все частные вопросы находят правдоподобное разрешение. Однако — и в этом состоит парадоксальность исследований — чем дальше продолжается этот путь, чем больше явлений, ситуаций и событий вовлекаются в область рефлексии по поводу смеха, тем сложнее представляется природа смешного и тем больше вопросов остаются без ответа: не все проявления смешного укладываются в определения, не всегда они легко отделяются от массы разнородных явлений.

В данных обстоятельствах возможны два основных варианта действий. В первом из них разнородные дефиниции смеха, предложенные историей за тысячелетия существования теории комического, объединяются на основе каких-либо общих признаков[1]. Полученная концепция при условии качественности объединения будет прекрасно работать с комическими явлениями, целиком охватывая весь широкий диапазон проявлений смеха. «Объединительный вариант» особенно удобен в эмпирических исследованиях, например в лингвистике смеха, где гиперболы, литоты, зевгмы и прочие языковые средства можно подвести под «противоречие двух содержательных планов» или/и «безвредную ненормальность». При этом, однако, не всегда принимается во внимание, что не всякое противоречие комично и не всякое безвредное отклонение от нормы вызывает смех: так, смешным не будет плохой почерк или старое обветшалое здание в районе новостроек; более того, стандартные средства создания комического эффекта — те же гиперболы и литоты — с не меньшим успехом можно применять для создания атмосферы грусти, тревоги, трагичности или страха — чувств, не только далеких от смешного, но во многом противоположных ему.

Второй возможный вариант изучения смеха предполагает отказ от структурности, четких дефиниций и претензий на окончательность разрешения проблемы. Теория рассматривается уже не как прямой магистральный путь, а, скорее, как «сад расходящихся тропок», где реализуются все возможные вариации и каждая из тропок дает начало новым развилкам, пересекаясь с другими тропинками или расходясь с ними навсегда. Центр этого сада — то место, откуда исследователь начинает свой путь, может находиться на любой из развилок, поскольку бесконечность вариаций и исходов делает само понятие центра «смехового лабиринта» невозможным: структура заменяется бесструктурностью. В подобных условиях исследование смеха превращается в сборник разнородных очерков или эссе, объединенных, что бы при этом ни утверждалось, единственной общей темой: принципиальной невозможностью определения смешного. Несомненный плюс этого подхода состоит в изначальной свободе философа, не ограниченного рамками строгих теорий, что позволяет непредвзято взглянуть на смех и увидеть в нём нечто существенное. Очевидный минус — в признании тщетности усилий однозначно описать смешное, поскольку исследование о бесполезности определения смеха бесполезно или, по крайней мере, малополезно для общей теории комического.

Жесткая структура дефиниций и иррациональный лабиринт ризомы — две крайности теории. Истина, пусть и достаточно относи тельная, находится в области золотой середины, описывая смех как единство в разнообразии и множество в целостности. Это значит, что некая исходная точка исследования, а именно рабочее определение смеха, должна существовать, не строясь при этом только на базисе «сухих» логических противоречий: необходимо каким-то образом выразить эмоционально-чувственные, социальные, ценностные, культурные смыслы и подсмыслы, обусловливающие наше желание или нежелание рассмеяться. Такое определение должно не только не ограничивать исследователя, но в то же время быть достаточно ясным, чтобы не дать запутаться в глобальных концепциях иррационального «смехового лабиринта». Иными словами, смех следует представить не как прямой путь и не как лабиринт, а как нахождение кратчайшего пути выхода из лабиринта.

Запись опубликована автором в рубрике , , , , , с метками , , , .

Иро́ния (от др.-греч. εἰρωνεία — «притворство») — троп, в котором истинный смысл скрыт или противоречит (противопоставляется) смыслу явному. Ирония создаёт ощущение, что предмет обсуждения не таков, каким он кажется.

По определению Аристотеля, ирония есть «высказывание, содержащее насмешку над тем, кто действительно так думает».

Ирония — употребление слов в отрицательном смысле, прямо противоположном буквальному. Пример: «Ну ты храбрец!», «Умён-умён…». Здесь положительные высказывания имеют отрицательный подтекст.

Другие определения иронии из литературных источников:

Свобода начинается с иронии.
Виктор Гюго

Ирония — оружие слабых. Сильные мира сего не имеют прав на неё.
Хуго Штейнхаус

Ирония — это оскорбление, переодетое комплиментом.
Эдуард Уиппл

Ирония — последняя стадия разочарования.
Анатоль Франс

Ирония, не зная правды, учит тому, как без правды жить.
Петр Вайль и Александр Генис

Самоирония, отказ от иллюзий и предрассудков делают нас, быть может, свободнее, но не сильнее.
Анри Амьель

Запись опубликована автором в рубрике , , , с метками , .
Источник: http://www.websets.ru/category/research/




Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Сергей мостовщиков почему у женщин нет ни стыда ни совести ни мозгов

Похожие новости: